Домой когда собираешься

Домой когда собираешься

хотят пообщаться, плохо им.. .
не обращай внимания, они не об этом спрашивают.. .

Неудобно им спросить Откуда, какие новости.. . Как себя чувствуешь?? ?
А поговорить-то хочется, своих новостей уже мало.. .
Заграничные бабульки по Италиям, по Тайландам.. .
А этим про цены расскажи, уже хлеб, про аварию = масло …

это вы про Тютюнина и Живолупову, видно, не читали.. .

– Ага, поулыбайся, поулыбайся. А вот ты думаешь, кто у тебя в руководителях? Американец? А вот, может, уже и нет – какой-нибудь наш «Ваня» с Вологодской губернии. Но это можно проверить – знаешь как?
– Как? – не удержался Джонсон.
– Так по водке! – Живолупова усмехнулась, удивляясь такой недалекости своего нового начальства.
– Если водку русскую пьет – значит, того! Наш человек – российский. Наш без водки долго не может.

Джонсон невольно вспомнил рассуждения одного важного генерала. Тот очень хвалил русскую водку.
– В вашей нелегкой командировке, Хэнк, есть свои плюсы, и прежде всего – водка. В России вы сможете пить ее сколько угодно и любых сортов.
– Вы так любите водку, сэр? – спросил его тогда Джонсон.
– Не всякую, Хэнк, а только русскую. И, кстати, наш Директор тоже.
Тут мы с ним находим общий язык…
В свете этих воспоминаний слова сумасшедшей на вид старухи принимали совершенно иное значение. Что, если этот генерал – русский? А если Директор? Да что там Директор – если сам Президент? ! Джонсон слышал, что и он иногда прикладывается к «Столичной» .
От этих мыслей Хэнку Джонсону стало жарко.
Заехав в какой-то переулок, он остановился и, подождав, пока из-за угла появится «хвост» , поехал дальше.
Итак, насколько велика была вероятность подобного события – использования русскими этой самой биопластики? Ничтожные доли процентов. Но даже если ничтожные доли, разве можно от этого отмахиваться?
«Нет, отмахиваться не будем» , – решил Джонсон и, выбравшись из лабиринтов исторического центра, поехал по радиальному шоссе.
– Я предлагаю.. , вернее, я приказываю вам, агент Зи-Зи, продолжать наблюдать за этим паразитом Сережкой э-э…
– Тютюниным, – подсказала Зи-Зи.
– Вот именно. Наблюдать и собирать информацию. Вы скажете мне свой адрес, и я буду отправлять вам инструкции по почте. Договорились?
– Это самое… Йес, сэр.
Джонсон покосился на нового агента. Он все еще пребывал в некотором сомнении.
– А как же вы, Изольда Васильевна, попали в спецслужбы?
– Это давно было. По комсомольскому набору – страну от врагов народа защищать. – Зи-Зи вздохнула. – Эх, хорошее было времечко! Молодое.
– Вы где-нибудь этому учились?
– А как же! Ускоренные курсы имени Парижской коммуны. Потом повышала уровень в Германии…
– В Германии? То есть в ГДР?
– Да что вы, шеф, какая ж вам ГДР в тридцать девятом году? Меня сам товарищ Мюллер очень ценил.
– Товарищ Мюллер? А товарищ Канарис вас не ценил?
– Нет, это другое управление было. Мы больше по политическим работали…
Решив позже проанализировать разговор со старухой, Джонсон высадил ее возле театра кукол и возвратился в посольство.
Обрадованный тем, что шеф вернулся в целости и сохранности, Смит подал ему выпить. Джонсон сделал пару глотков, прежде чем понял, что это водка.
– Почему вы подали мне водку, Смит? – поинтересовался он.
– Просто я сам предпочитаю водку, вот и все.
– Ну да, конечно.
Делая вид, что пьет, Джонсон стал осторожно наблюдать за Смитом. Похож он на русского или нет?
«Глупость какая. Так ведь можно и до паранойи дойти».



Источник: otvet.mail.ru


Добавить комментарий